Интенция | Все о философии
Регистрация или вход Регистрация или вход Главная | Профиль | Рекомендовать | Обратная связь | В избранное | Сделать домашней
Меню
Основы
Онтология
Гносеология
Экзистенциология
Логика
Этика

История философии
Досократики
Классический период античной философии
Эллинистическая философия
Cредневековая философия
Философия эпохи возрождения
Философия Нового времени
Философия Просвещения
Классическая философия
Постклассическая философия

Философия общества
Проблемы устройства общества
Философская антропология

Философия религии
Буддизм
Ислам
Христианство

Опрос
Мудрость - это

Интеллект
Эрудиция
Созидательный жизненный опыт
Творческое мышление


Результаты
Другие опросы

Всего голосов: 1091
Комментарии: 1

История философии

Поиск

[ Главная | Лучшие | Популярные | Список | Добавить ]

Бунт: Альбер Камю (1913–1960)

Бунт имеет две формы выражения — революционную деятельность и творчество. Предпочтение Камю отдает второй его ипостаси — творчеству, искусству. Политической революции он противопоставляет революцию культурную, подчеркивая ее этический, гуманистический характер.

1. Альбер Камю

Французкий писатель и философ, представитель атеистического экзистенциализма, лауреат Нобелевской премии (1957). Изучал философию в Алжир. ун-те. Руководил Театром труда в Алжире, участвовал в Сопротивлении, сотрудничал в подпольной газете “Комба”, после освобождения – ее гл. редактор. Литературную известность приобрел в 1942 (роман “Посторонний” (“Чужой”) и философском эссе “Миф о Сизифе”); выступал как драматург (“Калигула”, 1945, и др. пьесы), прозаик (романы “Чума”, 1947, “Падение”, 1956, и др.), публицист. Крупнейшая теоретическая работа Камю – книга “Бунтующий человек”, 1951. Погиб в автомобильной катастрофе.

2. Самоубийство (суицид)

Центральная тема философии Камю – вопрос о смысле человеческого существования, вопрос о том, «стоит ли жизнь того, чтобы жить». Как пишет Альбер Камю в самом начале своей работы «Миф о Сизифе», «есть только одна по-настоящему серьезная философская проблема – это проблема самоубийства». Иначе говоря, это проблема смысла жизни. Если у жизни есть смысл, то кончать ее самоубийством ни в коем случае нельзя. Если у жизни смысла нет, то почему бы не прервать ее в любой момент, когда есть подходящий повод.

3. Абсурд

Рассматривая современного индивида, лишенного всяких иллюзий относительно смысла собственного существования, Камю приходит к выводу, что существование человека абсурдно, и делает категорию «абсурда» исходным принципом своей философии. Бессмысленность человеческой жизни у Камю олицетворяет мифологический образ Сизифа: в наказание за свое коварство Сизиф обречен вечно вкатывать на гору камень, который, едва достигнув вершины, вновь скатывается вниз.

Камю критикует философов-экзистенциалистов за то, что они часто проповедуют “скачок” человека в религиозную или квазирелигиозную трансцендентность, уводящий от трезвого сознания абсурда.

4. Метафизический бунт

В трактате «Бунтующий человек» Камю подробно рассматривает исторические формы “метафизического бунтарства”:

– раннехристианские ереси,

– имморализм маркиза де Сада,

– романтический дендизм,

– богоборчество героев Достоевского,

– нигилистический пафос Ницше и др.

Особую сферу бунтарского отрицания составляет художественное творчество: изображая реальный мир, искусство тем самым отрицает его, но оно способно отрицать его во имя красоты, и только в этом Камю усматривает надежду на критическое преодоление революционного “нигилизма” и возвращение к подлинным истокам бунтарства, «где отрицание и согласие, единичное и всеобщее, индивид и история сочетаются в напряженном равновесии».

5. Революции

«Я бунтую, следовательно, мы существуем». Не выдерживая такой бессмысленности, человек «бунтует»; отсюда время от времени вспыхивающие «бунты», революции, в которых человек стремится стихийно найти выход из своего «сизифова положения». “Организованную”, “подготовленную” революцию Камю считает противоречащей своему понятию, точно так же как он считает иллюзорной всякую надежду на то, что революция может действительно дать выход из ситуации, которой она вызвана.

Более злободневный предмет “Бунтующего человека” – бунтарство реально-“историческое”, т. е. различные формы революционного насилия: франц. якобинство, террор рус. народовольцев (это также тема пьесы «Праведники», 1949) и революционная практика марксистов.

Писатель отдает должное нравственной чистоте революционеров, осознает закономерную связь их экзистенциального проекта с изначальными потребностями человека в свободе, достигаемой через бунт, однако показывает, как в реальной политической деятельности этот проект неизбежно искажается: революция впадает в “безумие” аморализма и прагматической приверженности сиюминутным “историческим ценностям”.

На обширном историческом материале (Великая Французская революция, российский террор конца 19 – начала 20 в., фашистские перевороты в Западной Европе 20 в., социальные следствия мессианских пророчеств Маркса, революционный радикализм В.Ленина) анализирует проблему соотношения метафизического бунта и революций – человеко-, царе- и богоубийственных. Эти, последние, были обусловлены, по его мнению, творчеством «философов непрерывной диалектики», сменивших «гармоничных и бесплодных конструкторов разума».

По мысли Камю, «революция, не знающая иных границ, кроме исторической эффективности, означает безграничное рабство. … человека нельзя считать полностью виновным – ведь не с него началась история; но и полностью невиновным его тоже не назовешь – ведь он ее продолжает. [...] Бунт же, напротив, настаивает на относительной виновности человека». Революция 20 в. «не может избежать террора и насилия, творимых над действительностью... она моделирует действительность, исходя из абсолюта. Бунт же опирается на действительность, чтобы устремиться на вечную борьбу за истину». Согласно Камю, «бунт беспрестанно сталкивается со злом, после чего ему приходится всякий раз набирать силы для нового порыва. Человек может обуздать в себе все, чем он должен быть. И должен улучшить в мироздании все, что может быть улучшено. [...] Но несправедливость и страдания останутся... искусство и бунт умрут только с последним человеком».

6. Одиночество

Если Кьеркегор считал, что человек чувствует себя в этом мире затерянным, чужаком, посторонним, то Альбер Камю так именно и назвал свой роман, – «Посторонний» (1942).

Умонастроение Камю – это настроение безысходного одиночества человека в «абсурдном» мире. Человек абсурда не признает абсолютных ценностей и не проводит ценностных различий между последствиями своих поступков, зато именно поэтому он ничем и не может “оправдывать” свои поступки, а может лишь принимать на себя ответственность за них. Задача человека – научиться жить в условиях абсурда, принципиальной бессмысленности любых человеческих начинаний и моральных ориентиров.

В “Мифе о Сизифе” он рассматривает несколько такого рода жизненных стратегий: донжуанство, актерство, завоевательство, т. е. разл. способы “политеистического” освоения вширь потусторонней действительности, утратившей глубинную связь с единым теологическим абсолютом.

Особенно перспективным жизненным проектом для человека абсурда является творчество художественное и философское. Творчество служит анализу абсурда, воссозданию “драмы интеллекта”, ясно сознающего бессмысленность мира и мужественно приемлющего свой удел в нем. Подобное “творчество без будущего”, когда произведение создают из праха, отдавая себе отчет в его бренности, представляет собой внерелигиозную аскезу, способную дать человеку свободу и господство над земным миром, не сковываемые более иллюзиями мира потустороннего.

7. Атеистические мотивы

Финал романа «Посторонний»…

Идеалом Камю является бунтарство “по ту сторону нигилизма”, помнящее о своих “щедрых истоках” и не обманывающееся прагматикой “исторических ценностей”. Трактат Камю, поссоривший его с Сартром и другими идеологами французской “левой интеллигенции”, стал отповедью революционаризму, исходившей от человека, стоящего на демократических позициях и понимающего глубинную оправданность всех форм бунтарства. В этом трактате выразилась также характерная для Камю-моралиста тенденция постулировать этику атеистического гуманизма, исходящую исключительно из земного жизненного опыта личности и в конечном итоге открывающую выход к сознательному и коллективному историческому действию.

8. Камю-писатель

Художественное творчество Камю демонстрирует во многом сходную эволюцию от “абсурдизма” и индивидуализма романа “Посторонний” к идеям общественной ответственности “абсурдного человека”, выраженным в романе-притче “Чума”, герои к-рого в борьбе с эпидемией, символизирующей нашествие фашизма, стремятся к характерному для Камю идеалу “праведности без Бога”.

Проза Камю, особенно ранняя, обладает еще одним измерением, отсутствующим в его эссеистике, – экстатическим, восторженным переживанием средиземноморской природы, выступающей как решающий аргумент в решении метафизических проблем. Художественный культ природы – вплоть до прямой ее мифологизации, как в “солярном” эпизоде “Постороннего”, где герой, завороженный палящим светом солнца, совершает беспричинное убийство, – а также настойчивая философская критика христианского монотеизма позволяют рассматривать творчество Камю как попытку ревизии глубинных религиозных основ иудеохристианской цивилизации и конструирования современного гуманистического (и, на уровне идеологии, атеистического) язычества.
Разместил: Sanin Дата: 04.04.2009 Прочитано: 13458
Распечатать

Дополнительно по данной категории

18.12.2010 - Этика экзистенциализма
06.04.2009 - Экзистенциализм
04.04.2009 - Богоискательство: Мигель де Унамуно (1864–1936)
06.03.2009 - Причины возникновения экзистенциализма, его разновидности и представители
06.03.2009 - Немецкий экзистенциализм (М. Хайдеггер, К. Ясперс)

Нет комментариев. Почему бы Вам не оставить свой?

Вы не можете отправить комментарий анонимно, пожалуйста войдите или зарегистрируйтесь.

Главная | Основы философии | Философы | Философская проблематика | История философии | Актуальные вопросы