Интенция | Все о философии
Регистрация или вход Регистрация или вход Главная | Профиль | Рекомендовать | Обратная связь | В избранное | Сделать домашней
Меню
Основы
Онтология
Гносеология
Экзистенциология
Логика
Этика

История философии
Досократики
Классический период античной философии
Эллинистическая философия
Cредневековая философия
Философия эпохи возрождения
Философия Нового времени
Философия Просвещения
Классическая философия
Постклассическая философия

Философия общества
Проблемы устройства общества
Философская антропология

Философия религии
Буддизм
Ислам
Христианство

Опрос
Есть ли что-то, над чем нельзя смеяться?

Есть
Нет
Не решил


Результаты
Другие опросы

Всего голосов: 1016
Комментарии: 0

История философии

Поиск

[ Главная | Лучшие | Популярные | Список | Добавить ]

Утопия и политика Кампанеллы



<Город Солнца> как программа наилучшего социального и государственного устройства сохранял свое значение на протяжении всей деятельности Кампанеллы. Принципы своей коммунистической программы Калабриец отстаивал в <Вопросах о наилучшем государстве>, приложенных к "Политике> и к " Городу Солнца>, причем он не только защищал свой идеал от теологических, исторических, философских возражений, но и доказывал его практическую осуществимость.

<Даже в том случае, если бы мы и не смогли претворить полностью в жизнь идею такого государства, все же написанное нами отнюдь не было бы излишним, поскольку мы предлагаем образец для посильного подражания>, - писал Кампанелла, отвечая на возражения о невозможности существования идеального государства (5, стр. 138). Полное же осуществление своей программы-мечты Кампанелла относил к тому (недалекому, согласно его астрологическим теориям) будущему, когда произойдут мировые катаклизмы: <И я надеюсь, что такой образ жизни восторжествует в будущем, после гибели антихриста, как указано у пророков> (5, стр. 138). И в ожидании этого неизбежного будущего он убеждал правителей всего мира ускорить установление <царства божьего на земле>.


Обращаясь к государям и властителям земли, Кампанелла призывает их к осуществлению основных принципов своей политической теории, и если обещает им всемирное владычество, то именно как результат правильной, основанной на открытых им принципах политики. <Не так следует управлять>, - заявляет он в обращении к испанскому королю (27, стр. 78), и таков тон всех его политических сочинений.

Кампанелла опровергает в <Испанской монархии> тех, кто полагает, что государство существует для государя, что государь правит ради своего собственного блага (см. 23, стр. 108). Государственная власть должна иметь в виду интересы всего народа, а не богатой и знатной верхушки общества. <Законы, - говорит Кампанелла, - должны быть таковы, чтобы народ исполнял их скорее из любви, чем из страха, видя, что они полезны ему. Ибо, когда законы полезны только королю или немногим его приспешникам, народ их ненавидит> (23, стр. 118). Идее государственной необходимости Кампанелла противопоставил в <Политических афоризмах> идею равенства, имеющего в виду общественное благо. При разумном государственном устройстве законы должны <ввести равенство, эту кормилицу государства, и устранить пагубное неравенство>, а для этого иметь в виду <общественное богатство>, <частную бедность> и <справедливое правление> (28, стр. 101 - 102).

Государство гибнет от <обогащения и усиления баронов> (28, стр. 130), от их насилий и грабежей страдают поданные - необходимо сократить доходы знати, ликвидировать частные тюрьмы (23, стр. 168 - 173).

Доблесть, а не знатность должны иметь силу в глазах государя (23, стр. 130), а во избежание конфликтов между народом и знатью нужно <считать благородным... всякого достойного человека> (28, стр. 135 - 136) в гораздо большей мере, нежели тех <благородных бездельников, которые скорее являются не частями государственного тела, а его испражнениями и паразитами> (82, стр. 88). Установлению равенства должна служить налоговая политика. Богатство не в деньгах, поучает Кампанелла государей, а в подданных, в лучшем ведении хозяйства. Грабительской финансовой политике испанской короны Кампанелла противопоставляет новую систему налогового обложения, исходившую из принципов равенства и справедливости.

Необходимо <больше думать о бедных, чем о богатых> (23, стр. 150). Надо обложить налогами баронов и ростовщиков, ввести подоходное обложение, заставить их платить половину всех налоговых сборов. При этом налоги на предметы первой необходимости должны быть предельно снижены, и, напротив, следует резко повысить обложение предметов роскоши, <чтобы богатых приравнять к бедным и увеличить доходы> (82, стр. 91).

Чтобы прекратить голод и бедствия в землях вице-королевства, Кампанелла предлагает ввести государственную монополию хлебной торговли и запретить спекуляцию хлебом. Государство, создав хлебные запасы, сможет продавать населению хлеб по умеренным ценам и одновременно увеличить доходы казны (31, стр. 167 -- 198). Государственные средства должны расходоваться на общенародные нужды: на содержание войска, на просвещение, а не на прихоти королевского двора. <В народе вызывают недовольство те налоги, которые расходуются на суету, но он согласится с теми, которые сохраняются ради общественного блага> (82, стр. 92).

В наилучшем государстве <каждый избран исполнять те обязанности, для которых он рожден, ибо тогда воцарится разум>, - такой отбор людей по их личным качествам Кампанелла противопоставляет существующим порядкам, при которых люди <становятся королями потому, что они сыновья короля, офицерами - потому, что они дети дворян, или благодаря родству и дружбе с правителями, или благодаря богатству, а не потому, что добры и мудры>, что ведет государство к гибели (28, стр. 99).

Все эти меры должны привести к осуществлению во всей полноте социальной программы Кампанеллы - к общности имуществ. Государство, в котором царит общность имуществ, Кампанелла считает <наиболее естественным>, т. е. соответствующим природе. <Равенство имуществ делает государство совершенным, устойчивым и прочным> (28, стр. 90).

Коренной реформе подлежит и армия.

Кампанелла требует упразднения сословных привилегий, создания всенародного войска, в котором с солдатами не обращались бы как со скотом (см. 23, стр. 137). Нужно учредить военные и морские училища для под- готовки офицеров. Но главное нововведение, которое предлагает Кампанелла, - это всеобщее вооружение народа, в котором он видит гарантию прочного и справедливого правления. <Чтобы народ не бунтовал, - писал он, обращаясь к Филиппу III Испанскому, - лучше вооружить его, чем разоружить.

Тогда, если ты будешь хорошо управлять, народ употребит оружие в твою пользу, а если ты будешь управлять дурно и неблагоразумно, то народ, хотя бы он и не был вооружен, восстанет, и найдет себе оружие, и повернет его против тебя> (23, стр. 111). Политическая программа Кампанеллы предусматривает заботу государства о просвещении. Он призывает учреждать училища, поощрять занятия естественными и математическими науками. Для этой цели он предлагает использовать монашеские ордена. Необходимо уничтожить бесполезные монастыри и создать новые, при которых основать бесплатные народные школы. Монахи должны оказывать бесплатную медицинскую помощь населению, в первую очередь беднякам, и для этого ездить по деревням. Монастыри должны специализироваться по наукам и ремеслам и бесплатно обучать крестьян земледелию и скотоводству. Необходимо поощрять научные исследования, предоставить свободу философии, организовывать научные экспедиции в Новый Свет для описания новых земель и изучения звезд (см. 23, стр. 116 - 118; 30, стр. 119; 82, стр. 8191). Для всеобщего преобразования мира реально существующая католическая иерархия подходила столь же мало, как и феодальное испанское королевство. Поэтому, исходя из учения о необходимости в идеальном государстве <духовной общности>, которую может обеспечить религия и церковь, Кампанелла обращается к папе и прелатам католицизма с широкой программой церковных преобразований. Существующее положение его не может удовлетворить. Современная религия, писал Кампанелла в <Богословии>, <стала школой тех, кто хочет избежать наказаний, и уловкой государей, и прикрытием преступлений, и тяготой для государства, и обманом несчастных, и есть опасность, что все народы поверят, что религия - это искусство держать их в узде, как учит Макиавелли и большая часть политиков. . . > (9О, стр. 282). Современные священники <живут, как и государи, в соответствии с учением о государственной необходимости>, писал он папе Павлу V в 1606 г. и предлагал, <чтобы все духовенство, красное или белое, зеленое или черное, ходило в церковь босым, и постилось, и пило простое вино, и ело мужицкий хлеб> (Z5, стр. 41).

<Нужно управлять церковным государством, - поучал он римского первосвященника, - так, чтобы все другие народы испытывали зависть и стремились попасть под владычество церкви. А где теперь различие между подданными церкви и иных государей Казни и налоги, тюрьмы, пытки и притеснения подобны во всем> (25, стр. 44).

Церковь не сможет осуществить всеобщее преобразование, если <римский клир не реформирует сам себя>. Однако Кампанелла не присоединился к последователям Реформации. Он до последних дней своей жизни отстаивал неприкосновенность церковных имуществ. Не ликвидацию церковных богатств ради обогащения светских государей, дворянства и буржуазии предлагает он, а иное использование имущества католической церкви. И здесь он стремится внедрить свою коммунистическую программу: монастыри должны стать ячейками социального преобразования, в них все должно быть поистине общим и служить они должны всему народу.

Он предлагает полную реформу монастырей для превращения их в общественно полезные учреждения. При этом монахи должны превратиться в некое подобие той учено-жреческой касты, которая заправляет делами Города Солнца. Реформа должна затронуть всю церковную иерархию. Кампанелла требует ограничить доходы кардиналов и епископов, обратив средства на содержание учебных заведений, покончить с непотизмом, не допускать к высшим церковным постам членов королевских и княжеских родов, строго соблюдать последовательность прохождения церковной карьеры, предоставляя преимущество особо отличившимся миссионерам и ученым ( <добродетельным можно и прикинуться, а ученость очевидна>), скорее бедным, чем богатым (27, стр. 57 -- 60; 82, стр. 91 -- 92). И главой римской церкви должен, по мысли калабрийского реформатора, стать самый мудрый и образованный человек, независимо от его происхождения.

Само христианское учение Кампанелла принимает, истолковывая его в духе той неестественной религии>, т. е. религии, свойственной всем людям от природы, которую исповедовали солярии. <Я рассматриваю нравственные предписания Христа, - писал Кампанелла папе Павлу V, - и показываю с помощью божественной магии, что они соответствуют закону природы, и раскрываю, что Христос есть любовно правящий Первый разум. . . > (25, стр. 55). Все люди, по природе своей будучи разумными, уже тем самым являются, не сознавая того, христианами.

Именно поэтому Кампанелла готов был избрать христианство как орудие духовного всемирного единения народов. Вступая в полемику с протестантами и реформаторами, он особенно яростно отвергал учение кальвинизма о божественном предопределении, согласно которому люди лишены свободы воли и заранее, от века, по воле бога, предопределены к вечной гибели или спасению.

Особенно резкие возражения вызывали у него политические последствия кальвинизма: отрицание свободы воли, говорит он, превращает правителей в тиранов, а народы в мятежников (35, стр. 139 -- 140). Не во имя усиления власти римской курии пропагандировал Кампанелла идею религиозно-политической миссии в своем труде <Вспомнят и обратятся к господу все края земли>. Обращаясь к ангелам и дьяволам, к римскому папе и самому себе, к католикам и реформаторам, к православным и монофизитам, к язычникам Старого и Нового Света, к мусульманам и иудеям, Кампанелла ставил своей целью достижение полного политического и нравственного единения человечества. Итак, та всемирная теократическая монархия, которую страстно проповедовал Кампанелла, не имела ничего общего ни с притязаниями испанской короны, ни с политикой папского престола. Не случайно <Испанская монархия> не нашла поклонников при испанском дворе, а <Монархия мессии> была уничтожена папской цензурой. Образ правителя, нарисованный Кампанеллой в <Испанской монархии>, просвещенного государя, знатока всех наук, правящего в интересах народа, и тот папа, которого он предлагал избрать в своем обращении к конклаву, скорее сродни Метафизику из <Города Солнца>, нежели реальным политикам Рима и Мадрида.


Разместил: Философ Дата: 17.09.2013 Прочитано: 17907
Распечатать

Всего 1 на 6 страницах по 1 на каждой странице

<< 1 2 3 4 5 6 >>

Дополнительно по данной категории

03.10.2013 - Учение о магии Кампанеллы
02.10.2013 - Сенсуализм Кампанеллы

Нет комментариев. Почему бы Вам не оставить свой?

Вы не можете отправить комментарий анонимно, пожалуйста войдите или зарегистрируйтесь.

Главная | Основы философии | Философы | Философская проблематика | История философии | Актуальные вопросы