Интенция | Все о философии
Регистрация или вход Регистрация или вход Главная | Профиль | Рекомендовать | Обратная связь | В избранное | Сделать домашней
Меню
Основы
Онтология
Гносеология
Экзистенциология
Логика
Этика

История философии
Досократики
Классический период античной философии
Эллинистическая философия
Cредневековая философия
Философия эпохи возрождения
Философия Нового времени
Философия Просвещения
Классическая философия
Постклассическая философия

Философия общества
Проблемы устройства общества
Философская антропология

Философия религии
Буддизм
Ислам
Христианство

Опрос
Вечная жизнь - а вам нужна она?

Да
Нет
Не решил
Земная не нужна


Результаты
Другие опросы

Всего голосов: 878
Комментарии: 0

История философии

Поиск

[ Главная | Лучшие | Популярные | Список | Добавить ]

Утопия и политика Кампанеллы



Но Кампанелла не ограничивался призывами к объединению. Он давал испанкой короне конкретные советы. Он рисовал четкий план завоевания мирового владычества. И тут в конкретно-политической программе яростный враг макиавеллизма предстает перед нами как достойный ученик флорентийского секретаря. Осудив Макиавелли за подчинение совести и религии политической необходимости, он одновременно предлагает испанскому правительству устраивать массовые переселения покоренных народов, сеять среди врагов смуты, раздоры и религиозные распри, подкупать политических деятелей, похищать женщин и выдавать их замуж за испанцев, немедленно уничтожать политических противников (он осуждает Карла V за то, что тот не воспользовался случаем и не убил Франциска I и Лютера); он учит короля проводить жестокие и репрессивные меры в первый же день после завоевания, причем от имени исполнителей, а потом постепенно ублаготворять народ подачками, даруя блага уже от своего имени.


Так, оспаривая и отвергая макиавеллизм как учение о цели и сущности политики, Кампанелла в средствах осуществления своего всемирного идеала применяет те самые методы реальной политики, которые были сформулированы Макиавелли и его последователями.

Во главе всемирного государства должен стать самый сильный из существующих в мире государей. Первоначально Кампанелла предлагал роль объединителя Испании, но потом, убедившись в упадке и закате испанского владычества, он видит во Франции <меч>, способный собрать народы земли в <единое стадо>. В <Политической речи> 1635 г. он опровергает собственную <Испанскую монархию>, предсказывая неизбежное крушение Испании и разъясняя преимущества Франции. Не отрекаясь от прежнего своего сочинения, уже широко известного в Европе, он считает нужным создать новый <панегирик, вроде того, какой Кампанелла написал для испанцев, доказав в нем, что народам полезнее подчиниться французам, нежели испанцам> (82, стр. 343).

Всемирная монархия не мыслится им как деспотическое правление сильнейшего государя, это скорее своего рода союз государств и народов. Во главе его должен стоять римский первосвященник. В разделе <О наилучшем средстве для восстановления утраченной империи христиан и защиты ее от зол внутренних и внешних> книги <Вспомнят и обратятся. . . > он рисует идеал всемирно-государственного единства. В Риме под верховенством папы следует учредить сенат, в который войдут либо главы всех государств, либо их представители. Все государи обязуются повиноваться постановлениям этого сената. Безусловно воспрещаются всякие войны, споры должны решаться путем мирного обсуждения. Если какой-нибудь тиран вздумает начать войну, то все остальные государи клятвенно обязуются совместно выступить против нарушителя общего мира (27, стр. 68 - 71).


В рамках этого общего всемирного единства должна быть разрешена и особенно волнующая калабрийского реформатора проблема его родины - Италии. Еще в <Речах к итальянским князьям> Кампанелла предлагает создать общеитальянский сенат государей под эгидой папы (31, стр. 150 164). Главная же цель - единство страны в любой форме. <О если бы воцарился во всей Италии один из вас, - писал он, обращаясь к итальянским князьям, в книге <Вспомнят и обратятся. . . >, - или сам папа или, если вы не хотите этого, подчинились бы все испанцу, и собранная воедино и возросшая мощь одного в христианстве государя противостояла бы турку! Но вы не хотите ни того ни другого... И на ваших глазах чужаки пожирают ваше наследство> (27, стр. 64).


Италии в своей программе всемирной монархии Кампанелла отводит особое место.


Объединенная, она станет центром нового, единого государства, местом сбора сената всех государей и вернет себе былое величие.

Л пока что он стремится любыми средствами прекратить внутренние раздоры и добиться единства. В последние годы жизни Кампанелла побуждает Францию в союзе с папством добиться освобождения Италии от испанского гнета. В <Политических афоризмах о нуждах Франции в 1635 г. >, в <Афористических советах, как следует в настоящее время вести дело с австрийцами и итальянцами для низвержения испанского владычества>, в <Обращении к французскому народу> Кампанелла поддерживает антииспанскую политику Франции, дает советы, как следует вести переговоры с отдельными итальянскими государствами, пишет обращения к ним от имени французской короны.

Патриотическая мечта об освобождении и объединении родины сливается в программе Кампанеллы с утопией <Города Солнца> и всемирной <Монархии мессии>.

Во второе, парижское издание <Реальной философии> Кампанелла включил написанный уже в Париже взамен уничтоженной римской цензурой <Монархии мессии> трактат <О царстве божьем>. Речь идет о царстве божьем на земле, царстве равенства и справедливости. <Так как всеобщее счастье всего человеческого рода, желанное от века и проповеданное науками, не может не осуществиться, и все ненавистные бедствия не могут прекратиться иначе как в царстве божьем... и не может быть тщетным это всеобщее стремление, и не могут не исполниться писания пророков, - пишет Кампанелла в этом своем <политическом завещании>, -- я Желаю теперь сказать нечто о царстве божьем в утешение всем народам и ради согласия, надежды и утешения государей>

Только в этой всемирной монархии, в рамках которой осуществится утопия <Города Солнца>, человечество достигнет мира, прекращения войн, расколов и ересей, освобождения от страха, голода и болезней.

Каким виделось Кампанелле это царство божье на земле, мы знаем из 14-й книги <Боголовия>. Прямо ссылаясь на <Город Солнца>, Кампанелла перенес в этот последний вариант своей утопии все существенные черты коммунистической программы калабрийского заговора, начиная от общности имуществ и всеобщего труда и кончая организацией управления; единственное, от чего он здесь отказался, - это общность жен "в отношении ложа". Размышления об идеальном общественном устройстве соединяются здесь с программой всемирного объединения, с сенатом из правителей всех земель мира, "дабы не было войн и перековали мечи на орала" (87, стр. 59). И здесь обе стороны его социально-политической программы коммунистическое переустройство общества и прекращение межнациональных и межгосударственных войн и раздоров- напрочно соединены.


Стареющий философ-политик не оставляет мысли об осуществлении этой программы. В 1637 г. , посвящая кардиналу Ришелье новое парижское издание своей книги <О cnoсобности вещей к ощущению и о магии>, Кампанелла писал: <И Город Солнца, который я изобразил, а тебе надлежит воздвигнуть, да воссияет вечным и немеркнущим светом>

5 сентября 1633 г. , в день, когда философу-изгнаннику исполнилось 70 лет, родился наследник французской короны. Кампанелле - астрологу и поэту - был заказан гороскоп на рождение царственного младенца. В стихотворной латинской <Эклоге на рождение дофина>, опубликованной в январе 1638 г. , за несколько месяцев до смерти автора, Кампанелла дал волю своим мечтам о наступлении золотого века. <Родился великий герой, и он воссоединит все народы в едином христианстве и воздвигнет храм мира>, - провозглашал он в последнем порыве пророческого вдохновения. Образ будущего короля Франции приобрел - в который раз- знакомые черты правителя-философа: До основанья изучит искусство войны он и мира, В тайны небес и во все, что земля и вода производят, Вникнет глубоким умом, и вещей познает систему, Связи постигнет, раскрыв веления судеб и Рока. . .

Не придворный астролог и льстивый стихотворец- автор <Города Солнца> в сознании своей исторической миссии обращался к будущему коронованному властелину Франции.

И восхитительный Град, что назван по имени Солнца, Ныне от сердца всего я посвящаю тебе - так начинал он <Эклогу> и завершал ее видением своей осуществленной мечты: Соединятся цари, воедино сольются народы: Солнечным названный Град воздвигнет великий герой (7, стр. 300 -- 310).

Людовик XIV не осуществил возложенных на него калабрийским изгнанником надежд. Он не создал царства божьего на земле, не воздвиг Города Солнца. Его самого придворные панегиристы назвали <Король Солнце>. Восторжествовала макиавеллистская государственная необходимость абсолютной монархии.

Политическая программа Томмазо Кампанеллы обернулась утопией.Реальной философии
Разместил: Философ Дата: 17.09.2013 Прочитано: 17910
Распечатать

Всего 1 на 6 страницах по 1 на каждой странице

<< 1 2 3 4 5 6

Дополнительно по данной категории

03.10.2013 - Учение о магии Кампанеллы
02.10.2013 - Сенсуализм Кампанеллы

Нет комментариев. Почему бы Вам не оставить свой?

Вы не можете отправить комментарий анонимно, пожалуйста войдите или зарегистрируйтесь.

Главная | Основы философии | Философы | Философская проблематика | История философии | Актуальные вопросы