Интенция | Все о философии
Регистрация или вход Регистрация или вход Главная | Профиль | Рекомендовать | Обратная связь | В избранное | Сделать домашней
Меню
Основы
Онтология
Гносеология
Экзистенциология
Логика
Этика

История философии
Досократики
Классический период античной философии
Эллинистическая философия
Cредневековая философия
Философия эпохи возрождения
Философия Нового времени
Философия Просвещения
Классическая философия
Постклассическая философия

Философия общества
Проблемы устройства общества
Философская антропология

Философия религии
Буддизм
Ислам
Христианство

Опрос
Вечная жизнь - а вам нужна она?

Да
Нет
Не решил
Земная не нужна


Результаты
Другие опросы

Всего голосов: 869
Комментарии: 0

История философии

Поиск

[ Главная | Лучшие | Популярные | Список | Добавить ]

Пифагорейский союз



Каждая из позиций в этом споре является результатом чрезмерного, одностороннего выпячивания, подчеркивания какой-либо одной или нескольких сторон деятельности пифагорейцев и игнорирования других моментов. Поскольку деятельность членов союза, обнимавшего собой все стороны их существования, была столь же многосторонней и многогранной, сколь многогранна и многостороння человеческая жизнь в ее разнообразных конкретных потребностях, постольку каждая из рассмотренных точек зрения имеет под собой не выдуманное, а действительное основание. Однако несомненно и то, что строгая регламентация как внешнего поведения (необходимость соблюдения системы предписаний — «акусмата»*, запрещавших или разрешавших то или иное действие и точно указывавших способ его осуществления, а также бездоказательных положений, раскрывающих смысл вещей), так и внутренней жизни (распределение досуга между занятиями математикой, музыкой, изучением сокровенных основ учения и ежедневно исполняемой обязанностью размышления как над содеянным в течение дня, так и над предстоящими делами) предполагала субординацию различных сторон деятельности членов союза. Высшей формой деятельности пифагорейцы считали метафизику, к изучению которой допускались члены союза лишь после усвоения низших истин. Высшей формой деятельности они, вероятно, считали и деятельность религиозную. Последняя, видимо, была наиболее ценной прежде всего для тех членов союза, которые находились еще на первой ступени овладения учением в целом, на ступени дофилософской. Политическая же деятельность обеспечивала фактическое признание и осуществление силы пифагорейского учения в непосредственной практической жизни, гармонически согласуясь с претензией членов союза на духовное руководство непосвященными в их учение. Что касается собственно научной деятельности, точнее, деятельности, связанной прежде всего с усвоением круга частных познаний, а не с их дальнейшей разработкой, то она занимала самое низкое положение. Ценность и значение различных форм деятельности могли то возрастать, то понижаться на различных исторических этапах существования союза, но все эти формы в той или иной мере имели место всегда, причем эта основная иерархия ценностей была, по всей вероятности, преобладающей.

В пользу такого истолкования соотношения различных направлений и форм деятельности пифагорейцев, а следовательно, и связанного с этим понимания высшей цели пифагорейскою союза служит и то обстоятельство, что образование у пифагорейцев подразделялось на две последовательные ступени: низшую и высшую. В течение первых пяти лет вновь принятые члены союза обучались математике, музыке, усваивали пифагорейский образ жизни с его строго регламентированной системой предписаний — «акусмата». Причем им вменялось в обязанность молчание, запрещалось обсуждение как «акусмата», так и усваиваемых частнонаучных знаний. Лишь после этого пятилетнего молчания и связанного с ним предварительного обучения низшим знаниям наиболее преуспевшие как в пифагорейском образе жизни, так и в науках допускались в круг членов союза, изучающих высшие истины — истины метафизики, и осуществляющих развитие частных, прежде всего математических, наук.

С этим различением двух ступеней пифагорейского учения и образования и связанного с ним разделения на два круга членов союза не совпадает проводимое Дильсом и позднейшими исследованиями деление членов союза на «акусматиков» и «математиков». «Акусматиками» назывались последователи отлученного от союза Гиппаса, выдвинувшего впервые, еще до Гераклита, учение, согласно которому в основе всего сущего лежит субстанция огня. Особенность «акусматиков» помимо приверженности их этому учению заключалась, видимо, главным образом в том, что они слишком тщательно заботились о соблюдении «пифагорейского образа жизни», требуя строгого соблюдения «акусмата», и значительно меньше внимания уделяли собственно научной деятельности. «Математики» (mathema — знание, учение, наука), также соблюдавшие предписания «акусмата», считали наиболее значимой не столько внешнюю практическую сторону жизнедеятельности, сколько познавательно-теоретическую деятельность. К «математикам» относились сторонники и последователи Пифагора и его учения. Что же касается взаимоотношений между «акусматиками» и «математиками», то в целом они характеризовались враждой и сознанием интеллектуального превосходства последних над первыми.

В этом введенном Пифагором разделении «образа жизни», регулировавшего посредством системы «акусмата» внешнюю, по-веденческо-практическую сторону жизнедеятельности членов союза, и особого «образа мысли», связанного с их познавательно-теоретической деятельностью, уже намечается более позднее, фундаментальное по своему значению разграничение человеческой деятельности на практическую и теоретическую, явившееся основой для дальнейшей дифференциации и упорядочения области собственно теоретической, а значит, и для последующей разработки более строгих, развитых концепций, устанавливающих определенные взаимоотношения между частнонаучным знанием и знанием философским. Используя это различение теоретической и практической деятельности, Платон и Аристотель обосновали тезис о принципиально теоретическом характере философского познания. Разграничение «образа жизни» и «способа мысли», а также различение двух ступеней пифагорейского учения и образования и соответствующее разделение членов союза свидетельствуют о том, что пифагорейцы глубже, нежели милетцы, осознали отличие философии как высшего способа познания от частно-научных знаний, служивших пропедевтикой, предпосылкой собственно философских исследований.

Сноски:
*Примерами «акусмата» являются, в частности, запрещение употребления-в пищу бобов, мяса, запреты не разгребать огонь ножом, не сидеть на хлебной мере, не есть сердца, а также положительные предписания такого рода: «когда встаешь с постели, сверни постельное белье и разгладь оставшиеся на нем следы твоего тела», «обувь сперва должно надевать на правую ногу, мыть же следует сначала левую ногу» [см. 179, ч. 1, с. 58]. Примерами «акусмата» второго типа были следующие, преподаваемые в форме вопросов и ответов: Что самое справедливое? — Принесение жертв. Что самое прекрасное? — Гармония. Что такое острова блаженных? — Солнце и Луна и т. д.

Надточаев А. С
Разместил: Пифагореец Дата: 17.11.2010 Прочитано: 24216
Распечатать

Всего 1 на 2 страницах по 1 на каждой странице

<< 1 2

Дополнительно по данной категории

01.03.2011 - Пифагореизм. Общая характеристика
15.11.2010 - Философия пифагорейцев
14.11.2010 - Число как сущность вещей
10.11.2010 - Пифагорейская космология
07.11.2010 - Пифагорейская математика

Нет комментариев. Почему бы Вам не оставить свой?

Вы не можете отправить комментарий анонимно, пожалуйста войдите или зарегистрируйтесь.

Главная | Основы философии | Философы | Философская проблематика | История философии | Актуальные вопросы