Интенция | Все о философии
Регистрация или вход Регистрация или вход Главная | Профиль | Рекомендовать | Обратная связь | В избранное | Сделать домашней
Меню
Основы
Онтология
Гносеология
Экзистенциология
Логика
Этика

История философии
Досократики
Классический период античной философии
Эллинистическая философия
Cредневековая философия
Философия эпохи возрождения
Философия Нового времени
Философия Просвещения
Классическая философия
Постклассическая философия

Философия общества
Проблемы устройства общества
Философская антропология

Философия религии
Буддизм
Ислам
Христианство

Опрос
Как произошел человек?

От обезьяны (путем эволюции)
Был создан Демиургом
Занесен иноплатным разумом
Свой вариант


Результаты
Другие опросы

Всего голосов: 789
Комментарии: 0

История философии

Поиск

[ Главная | Лучшие | Популярные | Список | Добавить ]

Идея познаваемости мира и научный метод: принцип эмпиричности



Только Галилей своими классическими исследованиями показал, что, собственно, следует понимать под «опытом» в естествознании, показал, что в опыте следует различать наблюдения, измерения и эксперименты, что «точная наука» должна строиться на основе объективно и строго контролируемых наблюдений и экспериментов, освобожденных от всякой таинственности, в ходе которых осуществляются однозначные измерения физических величин. Если Галилей создал классические образцы наблюдений, измерений и экспериментов и нашел такую форму их описания, благодаря которой они были восприняты и усвоены нарождавшимся научным сообществом физиков и естествоиспытателей в качестве своеобразной парадигмы эмпирического метода, то вклад Бэкона в экспликацию понятия «опыт» состоял прежде всего в выделении эксперимента как конституирующей основы опыта. Можно без преувеличения сказать, что Бэкон, наряду с Галилеем, не только сформулировал тезис об эксперименте как о неотъемлемом компоненте идеи научно-рационального познания (а тем самым и как о необходимой предпосылке и условии реализации этой идеи), но и осуществил «философское открытие» эксперимента. Разумеется, речь идет не о том, что до Бэкона ученые не экспериментировали или что они не имели понятия об эксперименте. Говоря о «философском открытии эксперимента», мы имеем в виду тот двусмысленный, «полулегальный» статус, который был присущ эксперименту, начиная с античности и до появления сочинений Бэкона. Двусмысленный статус эксперимента обнаруживается сразу, как только мы задаемся вопросом, существовал ли экспериментальный метод в Древней Греции, пользовались ли античные ученые экспериментом как средством познания.
В литературе ответ на этот вопрос далек от однозначности. Как отмечает В. С. Швырев, «наука древних не знала сознательно организованного реального эксперимента и активного наблюдения как факторов проверки и коррекции имеющихся научных положений»[24]. По мнению Ф. X. Кессиди, в античности «эксперимент заменялся... простыми наблюдениями» [25], метод эксперимента в античности «выступал как простое наблюдение» [26].
Однако ряд исследователей по истории физики говорят об использовании эксперимента в античной науке. М. Льоцци утверждает, что Аристотель, «борясь с пифагорейской и Платоновой мистикой, пытался основать физику на наблюдении и эксперименте» [27] и что если бы труды досокра-тиков не были утрачены, мы, возможно, обнаружили бы в их трудах «следы наблюдений и опытов»[28]. Советский исследователь Я. Г. Дорфман считал, что вначале античные ученые ограничивались теоретической разработкой натурфилософских проблем на основе наблюдений и практического опыта, но позднее «участились попытки экспериментальной проверки тех или иных соображений»29. Следует признать, что, хотя это и кажется парадоксом, справедливо как утверждение о том, что «наука древних не знала сознательно организованного реального эксперимента», так и утверждение об использовании античными учеными эксперимента в качестве средства получения эмпирической информации или проверки своих гипотез. Дело в том, что, говоря о «сознательно организованном реальном эксперименте», мы имеем в виду определенную познавательную процедуру, обладающую недвусмысленным методологическим и гносеологическим статусом и пользующуюся своеобразным «общественным признанием» сообщества ученых. Методологический и гносеологический статус эксперимента означает, что эксперимент рассматривается как важнейшая составная часть рационального метода науки (или как особая форма метода рационального познания) и что поэтому эксперименту приписывается фундаментальное познавательное значение как условия и предпосылки отыскания истины, незаменимого средства отделения истинного знания от неистинного, различения субъективного содержания в знании от объективного, гипотезы от достоверного факта и т. д.
Наличие у эксперимента методологического и гносеологического статуса означает широкое признание его в рамках научного сообщества как вполне рациональной познавательной процедуры, доступной критическому анализу, проверке, усовершенствованию и являющейся достоверным средством движения мышления к истинному знанию. Сознательно организованный реальный научный эксперимент — это прежде всего достаточно глубоко отрефлекти-рованная познавательная процедура, которая является не только средством получения информации для данного индивидуального исследователя, но и сохраняет свою познавательную ценность для любого другого индивидуального исследователя. Но последнее условие предполагает возможность и необходимость достаточно точного (однозначного) описания всей экспериментальной процедуры (того, что мы сделали, и того, что мы при этом узнали), и только такое описание делает эксперимент доступным коллективной рациональной критике и проверке. Требование «проверки эксперимента» означает возможность его повторения или воспроизведения. Как отмечалось выше, эмпирическая познавательная процедура только тогда может называться научным экспериментом, если она допускает воспроизведение — в другом месте и в другое время — любым исследователем. Один из крупнейших физиков XX в. Э. Шредингер писал: «Возможность непротиворечивого воспроизводства эксперимента — это первое условие для того, чтобы признать научность результата и обратить на него внимание» [30]. Из огромного многообразия отдельных результатов воспроизводимых опытов, продолжал Шредингер, «и была соткана мысленная ткань точных наук»[31]. Понятие воспроизводимости эксперимента тесно связано с идеей инвариантов и представлением о существенных факторах: воспроизводимость результата эксперимента означает, что этот результат должен быть инвариантным прежде всего по отношению к личности наблюдателя, и этот результат должен быть инвариантным также по отношению к бесконечному многообразию других факторов, «за исключением тех условий, которые при описании опыта выделяются как существенные» [32].
Рациональность экспериментального метода предполагает, следовательно, воспроизводимость эксперимента любым исследователем, а эта последняя возможна при условии недвусмысленного описания эксперимента, что предполагает выделение конечного числа существенных факторов, от которых зависит результат эксперимента и благодаря которым эксперимент оказывается доступным описанию и инвариантным по отношению к бесконечному числу несущественных факторов.
Таким образом, сознательно организованный реальный эксперимент — это познавательная процедура, которая осуществляется исследователем с целью получить определенную информацию о действительности, что возможно лишь при достаточно строгом описании характера эксперимента и его результатов.

Разместил: Научный философ Дата: 27.03.2009 Прочитано: 51226
Распечатать

Всего 1 на 12 страницах по 1 на каждой странице

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 >>

Дополнительно по данной категории

24.03.2009 - Наивный эмпиризм
24.03.2009 - Рассудочный эмпиризм
24.03.2009 - Чистый эмпиризм. Эмпирический интуиционизм (Беркли)
24.03.2009 - Чистый эмпиризм. Сенсуализм (Кондильяк)
24.03.2009 - Чистый эмпиризм. Теория, основывающаяся на вере (Юм)

Нет комментариев. Почему бы Вам не оставить свой?

Вы не можете отправить комментарий анонимно, пожалуйста войдите или зарегистрируйтесь.

Главная | Основы философии | Философы | Философская проблематика | История философии | Актуальные вопросы