Интенция | Все о философии
Регистрация или вход Регистрация или вход Главная | Профиль | Рекомендовать | Обратная связь | В избранное | Сделать домашней
Меню
Основы
Онтология
Гносеология
Экзистенциология
Логика
Этика

История философии
Досократики
Классический период античной философии
Эллинистическая философия
Cредневековая философия
Философия эпохи возрождения
Философия Нового времени
Философия Просвещения
Классическая философия
Постклассическая философия

Философия общества
Проблемы устройства общества
Философская антропология

Философия религии
Буддизм
Ислам
Христианство

Опрос
Нужно ли преподавать в ВУЗах дисциплину "Философия"?

Да
Нет
Не определился (-ась)


Результаты
Другие опросы

Всего голосов: 1321
Комментарии: 0

История философии

Поиск

[ Главная | Лучшие | Популярные | Список | Добавить ]

Идея познаваемости мира и научный метод: принцип эмпиричности



Если ученый осознает, что он ставит научный эксперимент, то тем самым он уже заранее предполагает возможность и необходимость однозначного и объективного (беспристрастного, «внеличного») отчета об условиях и результатах эксперимента. Осуществление научного эксперимента предполагает принятие тех методологических норм, установок научного рационализма, которые нами выше сформулированы как отрицание тезисов Протагора и тропов скептиков; экспериментируя, ученый тем самым отвергает позицию античного скепсиса. Далеко не всякая познавательная процедура, в результате которой познающий субъект путем создания соответствующих условий и активного вмешательства в ход естественных процессов получает информацию о действительности, приобретает статус научного эксперимента. Познавательная процедура приобретает этот статус только при соблюдении ряда требований, среди которых одним из основополагающих является требование возможности достаточно строгого и «внеличного» (однозначного, объективного) отчета об эксперименте [33]. Но как раз этим требованиям не удовлетворяли эксперименты античных ученых (а позднее, как правило, и ученых средних веков). Предположение, что античные ученые «ограничивались наблюдениями», возникает именно потому, что они избегали описания своих экспериментов. Знания, которыми располагали древние, свидетельствуют о том, что они неизбежно должны были прибегать к экспериментам, но эти эксперименты оставались как бы «за кадром», полученные выводы обосновывались умозрительно, ссылка на реальный эксперимент как на доказательство, обоснование отсутствовала. М. Льоцци, говоря об Архимеде как основателе статики и гидростатики, отмечает, что изложение этих наук у Архимеда носит геометрический характер и «основано на постулатах, полученных из неописанных им опытов, ясно, однако, что у него имелись навыки в проведении точных экспериментов»[34]. Тем более мы не находим описания реальных физических экспериментов у Аристотеля или более ранних античных ученых, хотя их размышления о свойствах физических тел несомненно опирались на многочисленные экспериментальные исследования [35].
Таким образом, двусмысленный, или «полулегальный», статус эксперимента в античной науке выражался в том, что реальный эксперимент был, существовал, использовался как источник информации, как эвристическое средство. Однако античные ученые, как правило, не говорят о своих экспериментах, не дают их описания, не используют реальный эксперимент в качестве средства обоснования своих теоретических утверждений. Но последнее как раз и означает, что античным мыслителям еще неизвестно понятие научного эксперимента, им неизвестно представление об эксперименте как о рациональной познавательной процедуре, неотъемлемом компоненте научно-рационального метода.
Античные ученые выполняли определенные познавательные акты, которые позволяли им получать эмпирическую информацию о действительности, но эти процедуры не приобретали статуса научного эксперимента, они оставались «сугубо личными», индивидуальными познавательными действиями экспериментального типа, своего рода «незаконными операциями», которые явно не согласовывались с рационалистической убежденностью в неограниченной проницательности чистого мышления.
Избегая описывать свои эксперименты, не имея представления о необходимости однозначного и объективного отчета о результатах экспериментов, ученые античности тем самым исключали эксперимент из числа рациональных познавательных процедур, молчаливо предполагали несовместимость эксперимента и научно-рационального метода.
Не имея возможности анализировать причины подобного положения эксперимента в античности и в средние века, отметим лишь, что решающую роль сыграла та общая мировоззренческая установка добуржуазных обществ, в соответствии с которой, как отмечал Ф. Энгельс, всю заслугу быстрого развития цивилизации «стали приписывать голове, развитию и деятельности мозга» [36]. Гносеологический рационализм вполне укладывается в эту общую мировоззренческую установку, согласно ему всю заслугу развития научного познания также следовало приписывать мыслящей голове, деятельности «чистого мышления». Однако генетический рационализм имел и определенные положительные основания: в период становления науки, научного метода и научного типа мышления необходимым условием и моментом этого процесса было «отмежевание» (демаркация) научного подхода, во-первых, от обыденного сознания, обыденной практики и, во-вторых, от магии, мистики, оккультизма. В условиях античности такое размежевание неизбежно принимало форму демаркации рационального умозрительно-теоретического мышления и обыденного сознания, причем эксперимент оказывался как раз тем типом познавательной деятельности, которая в глазах античных ученых была тесно связана с обыденным сознанием и обыденной практикой, основывалась на «здравом смысле». В эпоху средневековья эксперимент в руках алхимиков, напротив, приобретает черты магических процедур, окутывается туманом оккультизма, таинственности, иррациональности и опять оказывается «по ту сторону» научно-рационального метода. Только становление науки и философии Нового времени позволило осознать тот факт, что эксперимент может (и должен) быть научным (рациональным и теоретичным), а это означает, что при выполнении определенных требований эксперимент «изымается» как из сферы обыденного сознания и обыденной практики, так из сферы мистических и магических манипуляций и представлений, и переводится в сферу научно-рациональной практики и научно-рационального мышления, становится неотъемлемым компонентом идеи научного познания, компонентом методологического уровня идеи познаваемости мира.
Указанное кардинальное изменение статуса эксперимента в системе форм познавательной деятельности, формирование понятия научного эксперимента и перевод этого понятия в важнейшую категорию научного метода и научного мышления, категорию внутринаучной рефлексии, превращение эксперимента в объект философского и методологического анализа и составляли содержание того «философского открытия» эксперимента, честь которого по праву принадлежит Ф. Бэкону. Иногда Бэкона упрекают в том, что он сам не выполнил каких-либо ценных экспериментов, но это означает превратное понимание роли Бэкона в истории философии и науки. Бэкон не был ученым-экспериментатором, он был прежде всего философом, методологом, теоретиком эксперимента. Бэкон последовательно и во весь голос говорил о том, что эксперимент обладает фундаментальным гносеологическим и методологическим статусом, что эксперимент является необходимым элементом и формой научно-рационального метода, что если цель науки — истинное познание мира, на основе которого возможно его рациональное понимание и рациональное овладение им, то ученые не только имеют право, но они должны подвергать природу исследованию с помощью научных (систематических, контролируемых) экспериментов и сообщать об их результатах. Бэкон ввел в философское и научное сознание понимание того, что эксперименты следует не только осуществлять, но и описывать, давать о них недвусмысленный отчет, и таким образом делать их доступными рациональному анализу, интерпретации, критике и совершенствованию [37].

Разместил: Научный философ Дата: 27.03.2009 Прочитано: 55110
Распечатать

Всего 1 на 12 страницах по 1 на каждой странице

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 >>

Дополнительно по данной категории

24.03.2009 - Наивный эмпиризм
24.03.2009 - Рассудочный эмпиризм
24.03.2009 - Чистый эмпиризм. Эмпирический интуиционизм (Беркли)
24.03.2009 - Чистый эмпиризм. Сенсуализм (Кондильяк)
24.03.2009 - Чистый эмпиризм. Теория, основывающаяся на вере (Юм)

Нет комментариев. Почему бы Вам не оставить свой?

Вы не можете отправить комментарий анонимно, пожалуйста войдите или зарегистрируйтесь.

Главная | Основы философии | Философы | Философская проблематика | История философии | Актуальные вопросы